Комитет по энергетической политике
и энергоэффективности
f
Новости Все новости
Шельфовая эпопея: медленно, но верно

Шельфовая эпопея: медленно, но верно

В свою очередь, первый заместитель губернатора Мурманской области Алексей Тюкавин подчеркнул, что в регионе идет активная подготовка к реализации арктических проектов. В частности, недавно в Мурманск прибыло научно-исследовательское судно «Академик Примаков», принадлежащее ОАО «Севморгеофизика». Это одно из самых современных и функциональных судов в своем классе. Оно способно буксировать 16 сейсмокос для проведения 3Д сейсмики, а также оснащено современным вычислительным комплексом, позволяющим производить экспресс-обработку геофизических данных прямо в море.

Алексей Тюкавин также напомнил, что в Мурманской области строятся базы обеспечения нефтегазовых компаний. Так, ЗАО «РусГазДобыча» намерено выбрать площадку на западном берегу Кольского залива для сооружения там предприятия по выпуску оборудования по заказу «Газпрома», предназначенного для подводного бурения скважин.

Это намерение особо актуально в свете заявлений о том, что начало разработки Штокмановского ГКМ передвигается на более ранний срок, на 2025 год. Об этом на пленарном заседании выездной сессии Петербургского международного экономического форума сообщила Марина Ковтун.

Все флаги в гости…

Естественно, за действиями России пристально следят ее соседи по Арктике – в первую очередь Норвегия. Не случайно в конференции принял участие ее генеральный консул в Мурманске Эрик Сведал. Он отметил, что Норвегия стремится расширять сотрудничество с другими странами в нефтегазовой сфере. В качестве примера такого партнерства он привел строительство уже упомянутого судна «Академик Примаков», осуществленное на норвежских верфях.

Еще один яркий пример – совместное использование Северного морского пути. Так, 17 августа 2017 года газовоз «Кристоф де Маржери» успешно завершил свой первый коммерческий рейс, доставив партию сжиженного газа по СМП из Норвегии в Южную Корею без ледокольной проводки. Это первый газовоз проекта «Ямалмакс», аналогов которому в мире нет. Севморпуть был пройден всего за 6,5 суток! Средняя скорость плавания составила 14 узлов.

Большой интерес к российским арктическим проектам проявляют и норвежские компании-поставщики оборудования и услуг. На фоне некоторого кризиса в собственной нефтегазовой индустрии они стремятся максимально расширить свои рынки сбыта (см. «Соседская корова»).

В развитии арктического сотрудничества с Россией заинтересована и Южная Корея, обладающая огромным промышленным потенциалом, большим опытом строительства буровых платформ, танкеров, газовозов и судов обеспечения. В конференции приняли участие консул Генконсульства Республики Корея Ли Га Хэ и заместитель директора компании Global Business Platform Ли Тэхун.

«В Южной Корее большое внимание уделяется развитию Северного морского пути. Мы приехали, чтобы проанализировать  возможности использования своего потенциала в судостроении. Мы хотим, применяя свои технологии, сотрудничать с НОВАТЭКом», – заявил «Нефтегазовой Вертикали» Ли Тэхун.

Свою нишу на российском рынке рассчитывают найти и компании из стран, не ведущих собственную нефтегазодобычу. В беседе с представителем «Вертикали» вице-консул по торговле и экономике Генконсульства Чешской Республики в Санкт-Петербурге Михаил Гелбич и генеральный директор компании LF Ярослав Сикора отметили, что упомянутая компания также намерена сотрудничать с НОВАТЭКом и рассчитывает поставлять ему оборудование для СПГ-завода.

«LF выпускает подводные соединительные блоки, блоки подсоединения на буровых платформах, фонтанно-устьевую арматуру, опорные плиты для бурения и многое другое, – сказал Ярослав Сикора.– Есть у нас и технологии нефте- и газопереработки. Мы готовы также сотрудничать с судостроителями. Нужно заниматься торговлей, снимать барьеры. Должна побеждать конкуренция, а не санкции». 

Но на практике санкционные ограничения, которые ввел Евросоюз, вряд ли позволят чехам, да и производителям нефтегазового оборудования из других европейских стран, реализовать свою продукцию на российском рынке.

Бурить вопреки санкциям

Конечно же, санкции сказались на темпах освоения российского арктического шельфа. Да и процесс импортозамещения в нефтегазовом комплексе идет не так быстро, как хотелось бы. Но все же буровые работы в арктических акваториях продолжаются.

Как напомнил Алексей Фадеев, руководитель программ по продвижению шельфовых проектов ООО «Газпромнефть-Сахалин», сейчас добыча на арктических акваториях РФ ведется только с морской ледостойкой стационарной платформы «Приразломная» в Печорском море.

Всего же «Газпром нефть» располагает четырьмя морскими лицензионными участками: Хейсовским в Карском море, Северо-Врангелевским в Восточно-Сибирском, Северо-Западным (с месторождением Долгинское) в Печорском и Аяшским в Охотском море.

В 2017 году компания пробурила поисково-разведочную скважину на месторождении Нептун в Охотском море в рамках проекта «Сахалин-3» (лицензионный участок Аяшский). Геологические запасы открытого при этом месторождения оцениваются в 255 млн тонн н.э.

Бурение велось с использованием полупогружной буровой установки (ППБУ) «HAKURYU-5», зафрахтованной у дочернего предприятия Japan Drilling. Эта платформа в 2014 году прошла глубокую модификацию, а в 2017 году была переоборудована для работы в сложных климатических условиях Охотского моря.

Весь процесс занял почти семь месяцев. С апреля по июнь осуществлялась доставка ППБУ из вьетнамского порта Вунгтау на точку бурения двумя судами. Затем была проведена ее установка, а буровые работы продолжались до начала сентября. Сентябрь и часть октября ушли на испытание скважины, в конце октября она была ликвидирована и в ноябре началась буксировка ППБУ в порт. 

Буровые работы осуществлялись при глубине моря 62 метра. Это позволило использовать якорный тип удержания ППБУ на точке бурения. Продуктивные пласты залегают на глубине 2-2,7 км.

Комплексной базой обеспечения буровых работ, пунктом накопления и доставки персонала, приема отходов бурения и местом расположения диспетчерского центра стал морской порт Корсаков. Были задействованы два норвежских транспортно-буксировочных судна, два судна снабжения и одно аварийно-спасательное судно.  Авиационное сообщение осуществлялось с аэродрома в поселке Ноглики.

В этом году по заказу «Газпром геологоразведка» пробурена разведочная скважина на Ленинградском газовом месторождении в Карском море. Его запасы оцениваются в 3 трлн м3. Для бурения использовалась китайская ППБУ Nanhai VIII. 

После возвращения в Арктику СПБУ «Арктическая» и СБУ «Амазон» они также будут задействованы в буровых работах на северном шельфе. Первая из них в последние годы работала на Балтике. А вторая дислоцировалась на Черном море, но в сентябре 2017 года была доставлена в порт Сабетта.

Инфраструктура и кадры

Большую роль в освоении шельфа играет и сопутствующая инфраструктура, в том числе порты. В этой связи директор ООО «Гекон», член научного совета при Совбезе РФ Михаил Григорьев отмечает особое значение Мурманского транспортного узла.

Сейчас в Кольском заливе действует рейдовый перевалочный комплекс (РПК) компании «Газпром нефть», созданный на базе супертанкера «Умба». В перспективе аналогичный

РПК может появиться в районе мыса Филинского. Он будет предназначен для перевалки нефти ЛУКОЙЛа, доставляемой с Варандея.

Проект этого комплекса разработан ЗАО «ГТ «Морстрой» по заказу ООО «ЛК Волга». Он предполагает, что танкеры-челноки дедвейтом 70 тыс. тонн будут перегружать нефть в танкер-накопитель (до 340 тыс. тонн), а с него будет осуществляться отгрузка сырья в танкеры-отвозчики (до 200 тыс. тонн). Предусмотрены четыре носовых и шесть кормовых якорно-швартовных устройств. Планируемый грузооборот этого РПК может достигнуть 12 млн тонн в год.

Кроме того, рассматриваются варианты создания терминалов в Лиинахамари, Териберке и Ура-губе. Это связано с тем, что к 2022 году объемы перевалки нефти, добываемой на шельфе и в приарктических регионах, могут достигнуть 43 млн тонн в год.

К сожалению, остро стоит проблема кадров. Как отметил Юрий Чижков, председатель секции экономики и транспорта Арктической общественной академии наук, из-за сокращений на предприятиях региона, снижения заработной платы, дискомфортных условий численность населения Мурманской области сократилась с 1 млн 146 тыс. до 757 тыс. человек. Среди тех, кто навсегда покинул регион, есть и специалисты нефтегазовой отрасли.

Но у жителей Мурманской области есть обоснованные надежды на скорое начало полномасштабных работ на арктическом шельфе, на появление в регионе крупнейших нефтегазовых компаний, которые обеспечат бюджет – налогами, города – газом, предприятия – заказами, жителей – работой.

Соседская корова

Программы по созданию собственных машиностроительных мощностей и нефтегазового оборудования для освоения шельфа крайне важны. Но возможно ли решить задачу полноценного освоения Арктики без широкого международного сотрудничества? Ведь еще несколько лет назад ставка при реализации добычных проектов на арктическом шельфе делалась именно на привлечение иностранных партнеров.

Как сообщил «Нефтегазовой Вертикали» представитель Ассоциации нефтегазовой промышленности Норвегии Гейр Сельесет, норвежские компании сохраняют огромный интерес к сотрудничеству с Россией. Но его развитию препятствуют санкции против РФ, к которым присоединилась и эта скандинавская страна.

Между тем, сама Норвегия расширяет работы в арктических акваториях. Так, компания Statoil в 2017 году пробурила скважину в бывшей «серой зоне», часть которой на основании соглашения между Москвой и Осло отошла норвежской стороне. В 2018 году еще одну скважину планируют пробурить компании Aker и ВР. В целом же в Баренцевом море норвежцы пробурили более 130 скважин, из них 15 – только в 2017 году. А общее число нефтегазовых скважин, построенных на норвежском шельфе (с учетом Северного моря) достигает 3500 единиц, в том числе около 1500 разведочных.

Конечно, свои проблемы есть и у Норвегии. «Экологи выступают против бурения в Баренцевом море, – отметил Гейр Сельесет. – Но сегодня треть доходной части бюджета страны формируется за счет нефтегазового комплекса. И если мы прекратим бурение, то эти поступления сократятся. Нефтегазовая индустрия переживает и другие серьезные трудности.  В ближайшее время планируется пустить на слом около двух десятков буровых платформ, работающих в водах Норвегии и Великобритании. Уже около 45 тыс. человек потеряли работу в нефтегазовом комплексе Норвегии. Сейчас эта отрасль требует в три раза больше вложений, чем до падения цен на нефть».

Дошло до того, что официальные круги Норвегии перестают верить в свой нефтегазовый сектор. Так, Norges Bank Investment Management (NBIM), отвечающий за управление Государственным пенсионным фондом, предложил Минфину страны отказаться от инвестиций в ценные бумаги компаний нефтегазового сектора. По мнению экспертов, это исключит риски, связанные со снижением нефтяных котировок.

Кроме того, в 2016 году официальный Осло впервые за 20 лет «распечатал» свой Нефтяной фонд, выделив из него $780 млн на обеспечение социальных расходов бюджета.

Но вряд ли стоит радоваться тому, что у соседа «корова сдохла». Трудности, переживаемые Россией и Норвегией при реализации нефтегазовых проектов, свидетельствуют о том, что только полномасштабное международное сотрудничество может стать залогом успешного освоения шельфовых богатств.

Источник: «Нефтегазовая вертикаль»