Комитет по энергетической политике
и энергоэффективности
f
Новости Все новости
Нефть в обмен на технологии

Нефть в обмен на технологии

Консорциум Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) и Mubadala Petroleum, «дочка» одноименного суверенного фонда благосостояния из Объединенных Арабских Эмиратов, приобретает 49% нефтедобывающего предприятия «Газпромнефть-Восток». Доля другого его владельца, российской нефтяной компании «Газпром нефть», таким образом, снизится до 51%. Планируется, что в дальнейшем РФПИ получит 5% предприятия, арабам достанется 44%. Сумма сделки составляет 302 млн долларов, львиная доля приходится на вклад Mubadala Petroleum, РФПИ ограничится 14 млн долларов. По оценкам экспертов, сумма сделки вполне соответствует рыночной стоимости уступаемого актива.

Компания «Газпромнефть-Восток» была создана в рамках «Газпром нефти» в 2005 году. Работает на дюжине месторождений в Томской и Омской областях. Большими операционными успехами похвастать не может. Суммарные извлекаемые запасы нефти и конденсата на активах предприятия оцениваются в 62 млн тонн, газа — в 28 млрд кубометров. В 2017 году «Газпромнефть-Восток» добыла 1,6 млн тонн нефтяного эквивалента, в то время как вся «Газпром нефть» по итогам 2017 года отчиталась о добыче 62,3 млн тонн нефтяного эквивалента (третий результат среди нефтяных компаний России). Причем если у головной компании добыча растет и есть планы взять отметку 100 млн тонн нефтяного эквивалента в год, то зрелые томские месторождения показывают снижение (на 3% по итогам 2017 года).

Тем не менее томский актив все еще рентабелен. По итогам прошлого года выручка предприятия составила 21 млрд рублей, чистая прибыль — 735 млн рублей.

 

 

Зашли с другой стороны


Инвестиционный фонд Mubadala со штаб-квартирой в Абу-Даби управляет активами в размере более 126 млрд долларов в различных странах мира. В сфере его интересов оказались недвижимость, логистика, нефтегазовая отрасль, цветная металлургия (главным образом алюминий), телекоммуникации, авиастроение. Фонд создан и управляется правительством ОАЭ.

Mubadala Petroleum имеет нефтегазовые активы в Катаре (Dolphin Energy), Омане (Mukhaizna Field), Таиланде (Jasmine Field, Manora Field, Nong Yao Field), Малайзии (Pegaga Project), Вьетнаме (Ca Rong Do Development) и Индонезии (Ruby Field). Но общие объемы добычи сравнительно невелики — порядка 17 млн тонн нефтяного эквивалента в год, главным образом (на 56%) за счет газа.

Фонд Mubadala давно проявляет интерес к инвестициям в Россию. По словам министра промышленности и торговли РФ Дениса Мантурова, фонд Mubadala вложил 1,2 млрд долларов более чем в 30 проектов в России.

В 2013 году Mubadala заключил инвестиционное партнерство с российским РФПИ в целях увеличения своего долгосрочного присутствия в России.

Среди проектов фонда были довольно крупные. Например, можно вспомнить, что в 2016 году РФПИ и Mubadala объявили о намерении инвестировать 10 млрд рублей в компанию "Эфко", крупнейший холдинг на рынке масложировой продукции постсоветского пространства. Еще 9 млрд рублей партнеры договорились направить на развитие агропромышленного холдинга "АФГ Националь", занимающего лидирующие позиции в области производства и дистрибуции риса.

В 2017 году сформированный РФПИ консорциум из нескольких арабских фондов, крупнейшим из которых был все тот же Mubadala, приобрел за 300 млн долларов 12% "Вертолетов России" у "Ростеха".

В том же году консорциум в составе РФПИ, Mubadala, Baring Vostok и ряда связанных структур приобрел у Группы ВТБ 25% компании, управляющей петербургским аэропортом Пулково, за 240 млн евро.

В общей сложности РФПИ, Mubadala и саудовский Public Investment Fund еще в 2015 году договорились вложить в проекты на территории России до 10 млрд долларов.

Понятно, что нефтегазовая отрасль тоже не ускользнула от внимания арабских инвесторов. Mubadala Petroleum неоднократно предпринимала попытки войти в российскую нефтянку, причем первоначально это были крупные проекты.

В 2017 год фонд совместно с РФПИ и "Газпром нефтью" боролся в тендере за Назымский участок (запасы - 58 млн тонн нефти), но партнеры проиграли "Роснефти".

Не удалось арабам получить доступ и к крупному Эргинскому месторождению (запасы - 372 млн тонн), оно тоже досталось "Роснефти".

Пришлось умерить аппетиты и довольствоваться, по крайне мере пока, небольшими и не очень удобными с точки зрения условий добычи месторождениями. Таким образом, несмотря на уже немалый стаж присутствия в России, в нефтегазовой отрасли сделка с "Газпром нефтью" - первая для Mubadala.

"Это очередной шаг в реализации долгосрочной стратегии Mubadala Petroleum по выходу на российский рынок. Благодаря партнерству с РФПИ и "Газпром нефтью", одним из ведущих операторов месторождений в России, мы не только сумеем поделиться накопленным опытом работы, но и расширим собственную экспертизу и возможности в нефтегазовой сфере, добавив к нашему портфелю существенный объем добычи", - заявил генеральный директор Mubadala Petroleum Бахит АльКатири.

Нефтяной интерес

Понятен и интерес "Газпром нефти" в этой сделке. С одной стороны, явно нелишними будут полученные средства. "Следует учитывать, что в данный момент капитальные затраты "Газпром нефти" находятся на пике из-за ввода ряда крупных новых месторождений, и дополнительные финансовые ресурсы весьма кстати, даже если полученные средства будут использованы исключительно для финансирования инвестпрограммы "Газпромнефть-Востока"", - отмечает заместитель директора группы корпоративных рейтингов АКРА Василий Танурков.

По его мнению, вхождение Mubadala в капитал "Газпромнефть-Востока" позволит расширить геологоразведку и разработку этого актива. Участие же в сделке РФПИ полезно с точки зрения его опыта за рубежом и контактов, которых не хватает российским нефтяным компаниям.

"Инвестиции РФПИ в создание совместного предприятия с "Газпром нефтью" и Mubadala Petroleum позволят привлечь средства, опыт и экспертизу ближневосточных партнеров РФПИ в российский нефтегазовый сектор, - заявил генеральный директор РФПИ Кирилл Дмитриев. - РФПИ, Mubadala Petroleum и "Газпром нефть" рассматривают этот проект как первый шаг к созданию консорциума для осуществления дальнейших существенных вложений в отрасль".

Второй важный фактор - технологии добычи. "Главный потенциал "Газпромнефть-Востока" - разработка технологий поиска и добычи углеводородов доюрского комплекса, - говорит председатель правления "Газпром нефти" Александр Дюков. - Для нас важно, что наши партнеры поверили не только в настоящее, но и в будущее этого актива. Задачу начать рентабельную разработку палеозойских запасов можно гораздо эффективнее решить в рамках партнерства, объединив технологические и финансовые ресурсы".

В компании отмечают, что Mubadala, с учетом широты ее присутствия в различных отраслях, может оказаться весьма полезным партнером в плане разработки и привлечения новых технологий.

Отметим, что месторождения "Газпромнефть-Востока" уже использовались как полигон для обкатки различных технологий добычи трудноизвлекаемой нефти. Так, буквально в этом июне на Арчинском месторождении в Томской области специалисты компании провели первый повторный гидроразрыв пласта (рефрак) с использованием специальных химических веществ и полимеров нового поколения. В компании полагают, что дальнейшее тиражирование технологии может увеличить до 50% добычу нефти на месторождениях с карбонатными залежами, которые составляют более 40% извлекаемых запасов компании.

"Работа с трудноизвлекаемыми запасами нефти - одно из важных направлений технологической стратегии "Газпром нефти", - отметил генеральный директор Научно-технического центра компании Марс Хасанов. - Мы постоянно совершенствуем технологии, используем комбинированные решения из разных научных дисциплин, учитываем специфику наших активов. Благодаря такому комплексному подходу "Газпром нефть" входит в число российских отраслевых технологических лидеров".

Конец "легкой" нефти

Насколько обоснованно стремление осваивать новые технологии добычи, пусть даже с допуском иностранцев к добыче в России?

Есть основания полагать, что технологии освоения трудноизвлекаемых запасов нефтегазовой отрасли нужны. В долгосрочной перспективе, после 2025 года, поддержание даже существующих объемов добычи в России становится все более сложной задачей. Старые месторождения-гиганты постепенно вырабатываются, а в новых увеличивается доля трудноизвлекаемых запасов и нефти с менее качественными характеристиками. Уже сейчас из 18 млрд тонн разведанных запасов нефти категорий АВС1 порядка 12 млрд классифицируется как трудноизвлекаемые. По оценкам Министерства природных ресурсов России, обеспеченность добычи разведанными запасами разрабатываемых месторождений составляет 35-36 лет, однако без учета трудноизвлекаемых запасов - не более 20 лет. При нынешнем состоянии минерально-сырьевой базы, без вовлечения в отработку трудноизвлекаемых запасов нефти, удержать достигнутый уровень добычи после 2020 года, как указывает министерство, будет практически невозможно, поэтому нефть относится к числу недостаточно обеспеченных запасами полезных ископаемых.

В последние годы запасы нефти в России стабильно растут, но основной прирост идет не за счет открытия новых месторождений, а за счет доразведки отрабатываемых объектов и внедрения современных технологий добычи, что позволяет существенно увеличить коэффициент извлечения нефти. При этом, несмотря на простой прирост запасов, их качество существенно снижается. По данными Министерства природных ресурсов, если в 2005 году на его балансе было 2107 нефтяных месторождений, то к 2015-му их количество выросло на 40% при росте запасов всего на 7,6%. Большинство новых месторождений находится далеко от инфраструктуры, поэтому рентабельность их добычи, особенно при небольших запасах, может быть отрицательной. И наконец, качество нефти на новых месторождениях хуже по химическому составу, по показателю содержания серы и плотности.

Таким образом, как прогнозирует Центр исследований в области энергетики бизнес-школы "Сколково" (SEneC), при сохранении инерционного сценария развития, без кардинальных преобразований технологического характера, к 2020 году добыча нефти в России может даже подрасти до 580 млн тонн в год (в 2017-м было добыто 547 млн тонн). Однако к 2025 году она сократится до 540 млн, а еще пятью годами позже - до 480 млн тонн. При негативном сценарии к 2030 году добыча может и вовсе обвалиться до 425 млн тонн.

Задачу начать рентабельную разработку палеозойских запасов гораздо эффективнее решать в рамках партнерства, объединив технологические и финансовые ресурсы.

Источник: Эксперт