Комитет по энергетической политике
и энергоэффективности
f
Новости Все новости
Нефтяники на зеленом поле

Нефтяники на зеленом поле

Пять лет назад, в 2014 году, вышел первый независимый рейтинг экологической ответственности российских нефтегазовых компаний «Здравый смысл» — совместный продукт Фонда дикой природы (WWF) России и группы компаний Creon (инвестиционные, консалтинговые услуги в нефтегазовой отрасли). С тех пор рейтинг проводится ежегодно, его авторы сравнивают, оценивают крупнейшие нефтегазодобывающие компании по уровню воздействия их деятельности на окружающую среду, доступности для общества экологически значимой информации, а также по соответствию самым высоким на сегодняшний день стандартам добросовестности выполнения природоохранного законодательства.

Лидером российского рейтинга WWF и Creon в прошлом году стала компания «Сахалин Энерджи» (проект «Сахалин-2»). Хорошую динамику в 2018 году по сравнению с 2017-м продемонстрировала также «Зарубежнефть» — эта компания заняла второе место, поднявшись на пять позиций и потеснив «Эксон НЛ». Кардинально поменяли свои позиции ЛУКОЙЛ (плюс восемь позиций, четвертое место) и «Роснефть» (плюс десять позиций, седьмое место). Для сравнения: в первом рейтинге 2014 года на первой позиции располагалась компания «Сургутнефтегаз», за ней следовали «Сахалин Энерджи» и «Газпром». «Роснефть» занимала ту же седьмую строчку, но с гораздо меньшим итоговым баллом, ЛУКОЙЛ был на девятой, а «Эксон НЛ» — на 16-й строчке и числился в группе отстающих.

В прошлом году на основе российского опыта был запущен глобальный вариант этого рейтинга. Его цель, по словам главы ГК Creon Фареса Кильзие, оценить текущее состояние прозрачности экологических показателей в крупнейших нефтегазовых компаниях мира на основе общедоступной информации.

Опасные потери

Станислав Мещеряков, завкафедрой промышленной экологии РГУ нефти и газа им. Губкина, в своем выступлении в Открытом экологическом университете в прошлом году говорил, что до 5% добытой нефти теряется при проведении технологических операций — от добычи до потребления. Основные проблемы связаны со складированием необработанных буровых растворов, повреждениями промысловых трубопроводов, рассеиванием и сжиганием газа, в том числе попутного.

Годовые отчеты большинства российских компаний содержат информацию о мероприятиях, направленных на улучшение экологической ситуации на месторождениях, трубопроводах и нефтеперерабатывающих предприятиях. Например, из отчета ЛУКОЙЛа за 2017 год можно узнать о проводимом в последние два года интенсивном переходе на так называемый безамбарный способ добычи нефти и хранения буровых отходов, добавки к которым, как рассказал Станислав Мещеряков, могут содержать в значительных долях сурьму, соединения фтора, бария, хрома и мышьяк. Большая часть компонентов растворов относится к III классу опасности — это умеренно опасные вещества, период восстановления природы в результате их попадания составляет не менее десяти лет.

Традиционный амбарный способ предполагает несколько несложных операций по разделению фракций отходов и захоронение в шламовых амбарах, далее должна следовать рекультивация. Однако ответственный подход демонстрируют далеко не все игроки рынка. По словам представителя ГК Creon Марии Дыменко, «рекультивацией загрязненных земель и ликвидацией последствий прорывов занимается не так много компаний, да и то чаще по принуждению контролирующих органов».

Безамбарный метод предполагает более сложные и дорогие способы разделения, повторного использования, обеззараживания и хранения отходов. «Отходы бурения поступают с буровой в приемный мобильный шламосборник. Полученный в результате утилизации инертный наполнитель используется при технической рекультивации буровых амбаров. После окончания строительства скважины производится рекультивация временных шлаконакопителей», — говорит Мария Дыменко. Биологических, термических и физико-химических технологий обработки отходов при безамбарном подходе несколько, это капсулирование, инсинерация (высокотемпературное обезвреживание), термодесорбция, то есть восстановление углеводородов из бурового раствора, отмывка, рассказал в своей презентации Станислав Мещеряков.

Мария Дыменко говорит, что на сегодняшний день технология безамбарного бурения наиболее привлекательна, крупнейшие на территории России добывающие компании все чаще стараются применять ее на практике. «Такую технологию используют «Зарубежнефть-добыча Харьяга» и «Русвьетпетро», планирует перейти на нее и «Салым Петролеум Девелопмент», — говорит эксперт. По оценкам Марии Дыменко, безамбарная модель позволяет на 30% снизить общий объем отходов бурения, на 20% уменьшить объем жидких отходов, на 30% сократить размеры кустовых площадок и на 10% оптимизировать затраты на их строительство.

Попутный сценарий

Проблема со сжиганием значительной части попутных нефтяных газов долго не находила своего решения. Изменения начали происходить в 2013 году, после вступления в силу постановления правительства «Об особенностях исчисления платы за негативное воздействие на окружающую среду при выбросах в атмосферный воздух загрязняющих веществ, образующихся при сжигании на факельных установках и/или рассеивании попутного нефтяного газа». Сейчас нефтяные компании стремятся достигнуть целевого показателя 95% полезного использования попутного газа, а некоторые участники рынка уже вышли на этот уровень. В 2020 году ожидается очередное, четырехкратное повышение штрафа за сверхнормативное сжигание.


Катастрофы и контроль

Развитые нефтегазодобывающие страны прошли за последние 20 лет долгий путь к применению экологически чистых методов добычи и транспортировки. Например, в Норвегии выбросы материалов, опасных для природы, снизились, по данным Национального агентства по охране окружающей среды, на 75,5% с 2003 по 2015 год.

В значительной мере ужесточение экологических нормативов стало реакцией на техногенные катастрофы. Так, в 1990 году в США вслед за разливом 37 тыс. т нефти на Аляске в результате аварии танкера компании ExxonMobil был принят Oil Pollution Act, потребовавший модификации танкеров. В результате случаев потери нефти стало в несколько раз меньше. В 2010 году после взрыва на платформе Deep Horizon, эксплуатируемой компанией BP в Мексиканском заливе, когда выбросы нефти в океан были остановлены только через 87 дней, Служба по управлению минеральными ресурсами США была заменена на Бюро безопасности и исполнения наказаний в экологической сфере, при этом регулирование было резко ужесточено.

Крупные аварии и утечки газа в Европе происходили в Северном море — например, утечки газа в марте 2012 года на платформе компании Total и в феврале 2015-го на платформе Statoil. А крупнейшая европейская катастрофа произошла в июле 1988 года, когда взорвалась и сгорела платформа по добыче нефти и газа компании Occidental Petroleum. Тогда погибли 167 человек, и хотя экологический ущерб не был огромным, эта катастрофа тоже стала поворотной точкой в ужесточении регулирования нефтегазовой отрасли. 

Источник: РБК+