Комитет по энергетической политике
и энергоэффективности
f
Новости Все новости
Делиться жалко

Делиться жалко

Получит ли бюджет в 2017-м и в будущие три года хоть что-нибудь от крупнейших госкомпаний, сейчас не знает никто

   В проекте бюджета на 2018- 2020 годы, находящемся на рассмотрении Госдумы, заложены доходы от дивидендов госкомпаний. При этом определить точную сумму, на которую рассчитывает государство, непросто. Немного прояснить ситуацию помогает заключение Счетной палаты. Из него можно узнать, что на самом деле существуют два варианта прогноза дивидендных доходов: от Минфина и от Росимущества, и они уже второй месяц борются между собой.

   Такие разные прогнозы

   Оба варианта появились практически одновременно, в начале сентября, после чего два ведомства начали убеждать друг друга в своей правоте и верности своих расчетов. Позиция Минфина заключается в том, что госкомпании должны отдавать в бюджет строго 50% своей чистой прибыли. Министерство настаивает на этом уже второй год подряд, а летом даже заложило такую норму в «Основные направления бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики» на ближайшую трехлетку. «Увеличение дивидендных выплат [с прежних 25% от прибыли] будет способствовать повышению качества распределения дефицитных ресурсов в экономике и расширению ее потенциала», - говорилось в документе.

   С ведомством Антона Силуанова вроде бы даже согласилось правительство. В апреле Дмитрий Медведев поручил Минэкономразвития обеспечить перечисление в бюджет половины прибыли всех госкомпаний по МСФО за 2016 год. Утверждалось, что это поможет собрать дополнительные 200 млрд руб. Причем увильнуть от новой повинности на словах не должен был никто, включая инфраструктурные, нефтегазовые компании и предприятия оборонно-промышленного комплекса.

   На деле же многие нашли лазейки. «Газпром» второй раз подряд сослался на долгосрочную программу развития, которая предусматривает вложение 842 млрд руб. в 2016-2025 годах. Большая часть этих денег должна пойти на инвестиции, в том числе строительство газопровода «Сила Сибири». Разумеется, брать их будут в основном из прибыли, а значит, простора для дивидендов останется значительно меньше. В результате совет директоров рекомендовал ограничиться выплатами на уровне прошлого года - тогда они составили всего 23,7% чистой прибыли по МСФО. Правительству ничего не оставалось, кроме как войти в положение естественной монополии и пообещать то же самое другим госкомпаниям.

   Особая ситуация с «Роснефтью». Формально она даже не считает себя государственной, чем в полной мере воспользовалась в конце прошлого года, приватизировав «Башнефть». 50% плюс одна акция компании находится в собственности «Роснефтегаза», а значит, платить в бюджет половину прибыли должен он, а не сама «Роснефть». В таких условиях в этом году руководство решило ограничиться дивидендами в 35%.

   На особом положении и Сбербанк. Его контрольным пакетом владеет ЦБ, то есть правила правительства на крупнейший банк страны попросту не распространяются. В дивидендной политике вообще не указано, сколько кредитная организация собирается платить акционерам, однако из уст топ-менеджеров периодически звучат заявления о стремлении к 20% от чистой прибыли. В этом году дивиденды составили рекордные для банка 25%.

   Видя все это, летом кабмин выпустил новое поручение, распространяющееся на 2018-2020 годы, на которые и рассчитан проект бюджета. В нем говорится, что взимать дивиденды с госкомпаний необходимо с учетом их финансовых возможностей - смогут ли они выплатить половину прибыли без ущерба для своих инвестпрограмм и долгосрочных программ развития. И хотя никаких юридических последствий документ до сих пор не имеет (по итогам его проработки не принято ни одного решения, о чем и говорится в заключении Счетной палаты), одного его наличия хватило Росимуществу, чтобы вступить в ожесточенный спор с Минфином.

   Ведомства так и не смогли решить, учитывать ли в своих прогнозах всевозможные программы госкомпаний вместе с особенностями их отраслей или нет. Главный аргумент Росимущества - предприятия сами передавали ему свои дивидендные прогнозы, поэтому эти данные наиболее достоверны и опираться нужно именно на них. Еще в апреле глава Росимущества Дмитрий Пристансков заверял, что совсем не против концепции «не меньше 50%» как таковой, но без индивидуального подхода все равно не обойтись. «Общее решение невозможно в целом, - говорил чиновник. - У каждой компании своя история, денежный поток, инвестпрограммы».

   Счетная палата согласилась, что резко сократить траты, планировавшиеся при старом порядке (когда можно было делиться с государством только четвертью прибыли), не получится, но в итоге все же оставила в своем заключении оба варианта. Тем более что по итогам сентябрьских переговоров сторонам удалось чуть сблизить позиции: Минфин согласился снизить свой прогноз на 2018 год на 27,1 млрд руб. (сохранив данные на 2019-2020 годы без изменений).

   Согласно варианту Минфина, в ближайшие три года бюджет может рассчитывать на 1,29 трлн руб. дивидендов: 379,8 млрд в 2018 году, 425,5 млрд - в 2019-м и 459,9 млрд - в 2020-м. И это в среднем в 2,3 раза больше, чем по прогнозу Росимущества, - там совокупный доход государства за трехлетку равняется всего лишь 557,1 млрд руб. Депутатам предлагается принять вариант Минфина, который внесен в Госдуму.

   Но это отнюдь не главный сюрприз от составителей. Дело в том, что оба прогноза рассчитаны на основании показателей 16 крупнейших российских госкомпаний. Причем 92,6% всех дивидендов в 2018 году приходится на десять из них, а 81,4% - на четверку лидеров. В ней - «Газпром», «Роснефтегаз», «Транснефть» и «РусГидро».

   «...считаю вопиющим...»

   И тут начинается самое интересное. «Роснефтегаз» из кормильца казны вдруг превращается в компанию без прибыли (а значит, и без потенциальных дивидендов). В сводной таблице тех самых 16 крупнейших госпредприятий в графе «чистая прибыль» у него сплошные нули, причем по обеим версиям - как Минфина, так и Росимущества. Чуть ниже дается пояснение: оказывается, «Роснефтегаз» предоставил Росимуществу прогноз только по двум своим активам из трех - по «Газпрому» (10,97% акций на балансе) и «Интер РАО» (27,63%). Произошло это еще в июле. Тогда холдинг готов был поделиться с государством: 26,7 млрд руб. - в 2018 году, 9,4 млрд - в 2019-м и 8,9 млрд - в 2020-м.

   Как видно, «Роснефтегаз» забыл о самом лакомом кусочке в своем портфеле - 50% плюс одна акция «Роснефти». Никаких объяснений, почему это произошло, нет. «Предоставленный АО «Роснефтегаз» прогноз не учитывает поступления по акциям ПАО «НК «Роснефть» в связи с отсутствием информации» - такова сухая формулировка от Счетной палаты. «Росимуществом не принимались дополнительные меры по получению информации от АО «Роснефтегаз» в полном объеме», - говорится дальше.

   Что самое удивительное, аудиторы, не найдя никаких данных о дивидендах «Роснефти», только используя данные по дивидендам «Газпрома» и «Интер РАО», посчитали разницу между прогнозами Минфина и Росимущества. За три года она равна 175 млрд руб. (29,1 млрд руб. в 2018 году).

   «Я считаю вопиющим, что «Роснефтегаз» вообще не дал никаких показателей для расчетов, кроме чистой прибыли по владению акциями «Газпрома». Собственно, такой компании, как «Роснефть», в расчетах вообще не присутствует, то есть она либо убыточная, либо не собирается ничего платить», - заявил аудитор Счетной палаты Максим Рохмистров на заседании комитета Госдумы по бюджету и налогам.

   Секретный инвестфонд

   Эпопея с дивидендами «Роснефти» имеет давние корни. После прошлогодней приватизации, когда 19,5% акций компании достались консорциуму Qatar Investment Authority и Glencore (у аналитиков до сих пор есть вопросы к сделке), «Роснефтегаз», получивший деньги от покупателей, объявил об убытке в 90,4 млрд руб. (по РСБУ). Откуда у предприятия, не ведущего никакой деятельности и созданного в качестве хранилища для госпакетов ценных бумаг, в принципе может быть убыток, долго оставалось неясным.

   В мае «Роснефтегаз» попытался прояснить ситуацию: оказывается, в конце декабря, сразу после совершения сделки, но еще до ее закрытия, холдингу потребовалось срочно выплатить 717 млрд руб. промежуточных дивидендов - бюджет нуждался в деньгах. Платить якобы пришлось из дивидендов «Газпрома» и «Роснефти» (при том, что на счетах холдинга были 500 млрд руб. нераспределенной прибыли прошлых лет), отсюда и убыток.

   Куда пойдут те самые 717 млрд, полученные от иностранных инвесторов 3 января 2017 года, не уточняется. Как видно из прогнозов от Минфина и Росимущества, в следующем году государство на них тоже не рассчитывает (хотя могло бы, ведь если соглашаться с прошлогодним убытком «Роснефтегаза», то полученные уже в этом году средства можно точно так же считать прибылью).

   Примечательно, что в бюджет на 2017 год Минфин закладывал 100% дивидендов от «Роснефтегаза». Но месяц назад стало известно, что ожидаемые 156,4 млрд руб. на деле обернутся 20,4 млрд, да и то только потому, что об этом лично попросил президент. Эти деньги, выделяемые «в экстренном порядке», пойдут на создание новых моделей отечественных самолетов Ил-114 и Ил-96-400, а также авиационных двигателей ПД-35 и ТВ7-117.

   Прошлой зимой Владимир Путин прямо говорил о том, что «Роснефтегаз» помимо передачи в бюджет части нефтегазовых дивидендов выполняет функцию своеобразного инвестфонда. «Есть такой резерв, как деньги «Роснефтегаза». И некоторые вещи мы финансируем оттуда тогда, когда правительство забывает о том, что есть приоритеты, на которые нужно обращать внимание», - отвечал глава государства на вопросы журналистов на ежегодной пресс-конференции.

   Такими приоритетами, по его словам, являются отдельные проекты в сфере науки и образования, а также авиаи кораблестроение. Получается полноценный четвертый суверенный фонд с полностью закрытой отчетностью (впрочем, транспарентность Резервного фонда и Фонда национального благосостояния западными институтами тоже оценивается в пять баллов из десяти).

   Однако в июне внезапно выяснилось, что власти все же не готовы отказываться от дополнительных денег «Роснефти». На встрече с Игорем Сечиным Путин, словно позабыв об особом статусе компании, попросил ее руководителя начать делиться стандартными 50% прибыли (в свое время он точно так же просил увеличить дивиденды с 12,5% до 25). Сечин ответил, что в нынешнем году сделать это будет технически невозможно - совет директоров уже порекомендовал общему собранию акционеров утвердить дивиденды в размере 35%, но пообещал решить вопрос через год (то есть в 2018-м перечислить полноценные 50% по МСФО за текущий год).

   Запутавшийся Минфин

   Первый шаг на этом пути уже сделан: в конце сентября совет директоров «Роснефти», следуя директиве правительства, направил на промежуточные отчисления по итогам первого полугодия 50% чистой прибыли по МСФО, или 40,6 млрд руб. Направил их «Роснефтегазу».

   18 октября министр финансов Антон Силуанов, выступая в Госдуме, заверил, что тенденция сохранится и в будущем. «Мы последовательно ведем в этом направлении уплаты всеми компаниями с госучастием размера дивидендов, исходя из 50%, - заявил чиновник. - В следующем году «Роснефть» - уже есть договоренности, и это подтверждено руководством компании - заплатит 50%. Нам еще предстоит дополнительно проработать этот вопрос с двумя крупными компаниями - это «Газпром» и «Транснефть».

   Время послаблений из-за корпоративных инвестпрограмм, по словам Силуанова, скоро останется в прошлом - уже со следующего года правительство не намерено делать компаниям каких-либо скидок по этой причине. Следующие слова министра и вовсе должны были повергнуть депутатов в шок: он рассказал о полугодовых дивидендах «Роснефти», которых властям уже удалось добиться, и выплатил их не кто иной, как «Роснефтегаз». «Не исключено, что, возможно, за девять месяцев [тоже заплатят]», - сказал Силуанов.

   Всего за день до этого его заместитель Владимир Колычев говорил ровно об обратном - о том, что не только «Роснефтегаз», но и «Газпром» с «Транснефтью» до сих пор не представили в Минфин расчеты по дивидендам за 2017 год. «Они не заявляли публично, что вообще будут платить», - отметил замминистра.

   Такие откровения тем более удивительны, что в прогнозах и Минфина, и Росимущества заложены дивиденды от «Газпрома» и «Транснефти».   Причем в версии Минфина газовый монополист должен перечислить в бюджет ровно 50% от своей прибыли (из расчета 38,37% акций, которые принадлежат не «Роснефтегазу», а напрямую Росимуществу), а «Транснефть» и того больше - 105 млрд руб. вместо положенных 82,1 млрд (правда, в прогнозе Росимущества стоят скромные 9,2 млрд).

   Руководители Минфина противоречат друг другу и расчетам своего ведомства. Попадут ли в итоге дивиденды госкомпаний в бюджет? И в каком объеме? И если все-таки попадут, то почему нельзя сразу указать это в бюджетных расчетах? Ответов на эти вопросы пока, похоже, не знает никто.

   Скидка на халяву

   Второй банк страны - ВТБ - тоже попал в число тех, от кого в ближайшие три года ничего не ждут. При этом у него, в отличие от «Роснефтегаза», точно будет прибыль, и с этим согласны даже Минфин и Росимущество. В своих прогнозах они не просто указали ее, но и сделали это синхронно: и там, и там значится по 100, 150 и 200 млрд. руб. в каждый из трех лет.

   Интересная деталь: в расчетах обоих ведомств указано, что в 2018 году государству будет принадлежать 45,01% ВТБ. Сейчас РФ напрямую (через Росимущество) владеет 60,9% обыкновенных акций банка и долей в 92,2% в уставном капитале (с учетом выпущенных в пользу Минфина и АСВ привилегированных акций и в рамках программы докапитализации через ОФЗ). В плане приватизации, который входит в комплект документов к проекту бюджета, заложено долгожданное сокращение госдоли сначала до контрольного пакета, а потом и до блокирующего (параллельно с приватизацией Сбербанка). Но упоминания 45,01% там нет.

   Председатель правления ВТБ Андрей Костин еще летом говорил, что готов к выплате промежуточных дивидендов за 2017 год, если такое указание поступит от правительства. «Если скажут, будем платить. В целом у нас аллергии на это нет», - отмечал банкир. Почему Минфин «прощает» дивиденды ВТБ и соглашается с 25% от Сбербанка? Получается, не все должны платить 50%? Кстати, по итогам 2017 года до 1 августа 2018-го бюджет получит 163 млрд руб. в виде перечисления прибыли ЦБР от дивидендов, полученных им от Сбербанка, - следует из законопроекта, принятого уже в третьем чтении Госдумой.

   В конце сентября Силуанов допускал, что к банкам, испытывающим проблемы с достаточностью капитала, будет применяться индивидуальный подход - общие 50% для них могут быть снижены. Но ВТБ, очевидно, не нуждается в докапитализации, и об этом говорил сам Костин. Таким образом, внятного объяснения отсутствию дивидендов от ВТБ в бюджете просто нет.

   Незаметные нарушители

   На фоне «Роснефти» и ВТБ не такими вопиющими выглядят случаи еще пяти госкомпаний. «Россети», которым Минфин в 2018 году предсказал прибыль в 96,5 млрд руб., а Росимущество - убыток в 11,2 млрд, попросили освободить их от уплаты дивидендов ради сохранения нынешних тарифов для потребителей. «Наверное, для социально ответственной компании это неправильно - с инфраструктуры платить дивиденды», - заявил новый глава компании Павел Ливинский.

   Россельхозбанк, у которого в обеих версиях прогноза значится 0,1 млрд руб. прибыли в следующем году, направит ее целиком на погашение долгов. Об этом уже объявил Антон Силуанов. По его словам, в последние годы банк работает малоэффективно, и государству приходится «формировать дополнительные средства, чтобы он работал, выполнял обязательства перед кредиторами». В таких условиях взимать дивиденды просто неразумно.

   У РЖД, «Совкомфлота» и «Зарубежнефти» таких «отмазок» нет. Их отсутствие в списке плательщиков дивидендов тоже никак не объясняется, но с учетом мизерной прибыли может пройти незамеченным. Суммарные финансовые показатели за три ближайших года у них равняются 24,3 млрд, 32,4 млрд и 9,1 млрд руб. соответственно, причем цифры в обоих прогнозах тут совпадают.

   Исправить нельзя оставить

   В своем заключении Счетная палата критикует обе версии прогноза и отказывается признать их достоверными. Минфину от аудиторов досталось за игнорирование возможностей компаний и завышение чистой прибыли, Росимуществу - за некачественный анализ данных и неспособность добыть всю информацию. Оба прогноза нуждаются в доработке и корректировке, говорится в заключении.

   В бюджете на 2017 год были заложены данные по дивидендам, которые осенью 2017-го пришлось урезать аж на 249,2 млрд руб., или на 51,5%. Есть риск повторения той ситуации и сейчас, предупреждает Счетная палата. Бюджет может недосчитаться 207,6 млрд руб. в 2018 году, 243,8 млрд - в 2019-м и 253,7 млрд - в 2020-м только из-за того, что в своих прогнозах Минфин и Росимущество опирались на неверные данные о прибыли компаний.

   Кроме того, исправить необходимо и гигантские расхождения между двумя вариантами прогноза. Но когда это делать, непонятно. Точно так же неясно, получит ли казна хоть что-нибудь от крупнейших госкомпаний. А первое чтение по проекту бюджета в Госдуме назначено уже на 27 октября.

Источник: Профиль